Федеральное государственное бюджетное научное учреждение
"Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства имени профессора Б.М. Житкова"
(8332) 64-72-26
Публикации
Поиск публикаций
По автору / названию / библиографическому описанию
Год издания
с по
Подразделение
Последние публикации:
Исследование объектов животного мира – важных охотничьих ресурсов – основа рационального ведения охот-
ничьего хозяйства. Целью данной работы является анализ динамики возрастного состава и репродуктивных
показателей популяции А. alces L. на территории Пермского края за период 2009–2012 гг. Проведено изучение
добываемой (опромышляемой) части естественной популяции лося на территории Пермского края за период с
2009 г. по 2012 г. Сделан анализ ежегодных промысловых проб по возрастному и половому признаку, опреде-
лены показатели плодовитости, в том числе биологическая и хозяйственная плодовитость самок лося. Выявлен
тренд на устойчивое повышение численности лося. За период исследования плотность лося в Пермском крае
увеличилась в 1,27 раза. Численность лося составляет 23–25 тысяч особей. Доля сеголетков в промысловой
пробе варьировала значительно: от 42,3 % в 2009 г. до 14,3 % в 2012 г.; увеличивался процент опромышления
средневозрастной части популяции: с 49 % в 2009 г. до 77 % в 2011 г. Средний возраст всех промысловых проб
изменился с 0,5 лет в 2009 г. на 3,5 в 2012 году. Половая и возрастная структура популяции лося близка к опти-
мальной. В совокупности особи в возрасте 2,5 и старше, представляющие репродуктивный потенциал, состав-
ляли в среднем за 4 года около 65% всей популяции вида на территории Пермского края (75 % по данным про-
мысловой пробы 2012 г.). За анализируемый период биологическая плодовитость самок лося на территории
Пермского края составила в среднем 1,46 эмбриона при незначительных колебаниях от 1,44 в 2010 г. до 1,49 в
2012 г., а хозяйственная плодовитость (с учетом самок, не участвующих в размножении) – 0,88 эмбриона на
самку с изменением от 0,57 до 1,05. Процент самок, не участвующих в размножении, варьировал от 46,07 % до
61,98 %, в среднем составляя 52,4 %. Средняя ежегодная величина потенциального прироста популяции за пе-
риод исследования составила 33,6 %, или 7470 особей.
The content of heavy metals in phytomass of plants in natural habitats and habitats
subject to various degrees of anthropogenic influence was estimated by a method of
atomic-absorption spectrometry. Concentration of manganese in phytomass of plants in
polluted habitats changes from 46.42 to 158.94 mg/kg of dry matter. At semi-aquatic
and water plants of polluted habitats concentration of manganese in green mass is on
average 111.05...190. 34 mg/kg. Average concentration of copper for plants of polluted
habitats is 3.47...5.96 mg/kg, for background — 3.27 mg/kg. Plants of semi-aquatic
habitats are not inclined to copper accumulation. All terrestrial and semi-aquatic plants
in technogenic territories contained iron in insignificant amount. Statistically significant
invert correlation between content of iron and such metals, as cadmium, manganese,
lead, and magnesium is noted. The value of zinc concentration in plants of technogenic
habitats varied from 21.12 to 44.01 mg/kg of dry matter, slightly exceeding that at
plants of background habitats (28. 75 mg/kg). Zinc content in phytomass of water plants
is twice lower than of terrestrial plants (17.05...19.51 mg/kg). Concentrations of nickel
in plants of background and technogenic habitats are close - 1.93 and 1.69 mg/kg of
dry matter accordingly. Concentration of cadmium in plants from technogenic habitats
exceeds maximum allowable concentration (MAC). On the average for plants of
polluted habitats the lead content is 1.11...1.15 mg/kg, for background - 0.6 mg/kg.
Average concentration of chrome in phytomass changes almost 50 times - from 0.21
mg/kg to 11.56 mg/kg.
Козловский И.С. Реулирование численности волка - обязанность государства// Охота и охотничье хозяйство. 2015. № 5. С. 1-5
Сафонов В.Г. Юбилей охотоведа. К 70-летию И.С.Козловского// Охота и охотничье хозяйство. 2016. № 6. С. 35
Видовое разнообразие пресноводных моллюсков бассейна р. Чепца. ― Т. Г. Шихова. ― Проанализирован видовой состав моллюсков бассейна р. Чепца – крупнейшего притока Вятки (бассейн Средней Волги). Список включает 69 видов 13 семейств. Фоновые виды в русле Чепцы – Crassiana crassa, Tumidiana tumida, Рseudanodonta complanata, Rivicoliana rivicola, Sphaerium corneum, Amesoda solida, Pisidium amnicum, Cincinna piscinalis, Viviparus viviparus. В стоячих и слабопроточных водоемах обычны: эврибионтные гастроподы Cincinna piscinalis, Bithynia tentaculata, Lymnaea ovata, L. fontinalis, Anisus vortex, A. acronicus и фитофилы Lymnaea stagnalis, L. fragilis, L. psilia, Acroloxus lacustris, Planorbarius corneus, Planorbis planorbis. Редкие виды Чепецкого бассейна – Lacustrina dilatata, Pisidium inflatum, Dreissena polymorpha, Lymnaea intermedia, Armiger crista. Основу малакофауны составляют европейские (34%) и евро-западносибирские виды (30%).
Ключевые слова: пресноводные моллюски, бассейн р. Чепца, Кировская область, Удмуртия.
В мире активно развивается разведение животных в вольерах, питомниках, парках, фермах, ранчо
и т.д. Перспективы развития этого направления в России огромны, однако развитие фермерского хо-
зяйства тормозится из-за невнятной законодательной базы и незащищенности хозяйствующих субъ-
ектов от произвола чиновников. В статье Н.В. Краева и В.Н. Краевой обоснованы критерии, отгра-
ничивающие условия содержания диких животных в неволе, в полувольных условиях и (или) в искус-
ственно созданной среде обитания; рассмотрена правомерность возведения ограждений
(огораживания) земельных участков сельскохозяйственного назначения, а также участков лесного
фонда, находящихся в собственности граждан и юридических лиц, в целях разведения животных (охот-
ничьих ресурсов) в вольерах.
В статье В.Н. Краевой и Н.В. Краева рассмотрены такие вопросы практики по делам о наруше-
ниях охотничьего законодательства, как расчет и взыскание сумм ущерба, стоимости незаконно
добытой продукции охоты, сбора за пользование объектами животного мира, государственной пошлины
за предоставление разрешения на добычу объектов животного мира. Авторы делают вывод, что
судебная практика по данным взысканиям неоднозначна и противоречива, а потому нуждается
в упорядочении.